Юлия Баскакова: Кем ты работаешь?

circle_%d0%b1%d0%b0%d1%81%d0%ba%d0%b0%d0%ba%d0%be%d0%b2%d0%b0
Юлия Баскакова, руководитель проектов

Когда знакомые спрашивают «Кем ты работаешь?», — я отвечаю: «Социологом». Тогда с вероятностью 0,5 собеседник продемонстрирует узнавание: «А, это связано с опросами» и дальше можно не объяснять. Правда, с вероятностью 0,5 не поможет, и придётся рассказывать: «Телевизор смотрите? Слышали там, что рейтинг сами-знаете-кого 86%? Да-да, это связано с опросами…». Если говорить «я политолог», то объяснить сложнее.

Меня выводят из себя заголовки «можно ли наблюдать общество» или «хороший опрос невозможен», а также разные попытки пригвоздить полстеров к столбу за то, что профессиональный конь порой упорно не желает лезть в вакуум и приобретать сферическую форму. Возможно, это признак подсознательной идентичности. Да, мир устроен сложно, наши возможности всегда ограничены, но почему это должно нам мешать стараться изучить всё, что изучаемо, и заглянуть ещё немного дальше? Позитивизм форева.

Меня увлекает задача искать ответы на вопросы о природе того, что происходит в обществе, и захватывает идея спрогнозировать, что будет дальше. Как и многим людям в прошлом, и современникам мне это кажется важным и интригующим. Тот, кто двести лет назад говорил, что «разобраться или найти причинное доказательство важнее, чем стать императором Китая», в самых смелых мечтах не мог вообразить, какие возможности технологии откроют для исследований. Впереди — будущее, в котором необходимость задавать вопросы уже уходит, и перспективы плавать в море данных, в которое мы пока только начинаем входить.

 

Валерий Фёдоров: Три учителя

circle_%d1%84%d0%b5%d0%b4%d0%be%d1%80%d0%be%d0%b2
Валерий Федоров, генеральный директор ВЦИОМ

Я закончил, вероятно, первый в истории современной России курс политологии (МГУ, 1991-1996), так что по праву горжусь своей «политологической» идентичностью. Но последние 13 лет, непредумышленно «попав под лошадь», работаю и общаюсь преимущественно с прекрасными людьми, чье самоназвание — социологи. Хотел бы выделить трех из них, кого считаю своими учителями.

1. Борис Грушин. Желчный, неприятный, вздорный человек, без которого не было бы ни опросов общественного мнения в России, ни ВЦИОМа. К сожалению, учиться у него удалось только по книгам. Одну из них -«Мнение о мире и мир мнений» — мы переиздали после многолетнего перерыва.
2. Владимир Петухов. У него я учился и учусь концептуальному подходу к анализу опросных данных и социологической публицистике. А еще Владимир Васильевич — отличный собеседник и хороший человек!
3. Игорь Задорин. Человек, соединяющий тщательность в организации исследований со скрупулезностью в аналитике, а твердость и прямоту общественной позиции — с деликатностью и товарищеским подходом к собратьям по профессии.