«Уже сейчас мы расширяем техническую базу, чтобы иметь возможность одновременно организовывать поля не только в Волгограде, но и в иных регионах»

Руководитель отдела исследований Института экономических и социальных исследований — партнера ВЦИОМ — Альфия Янмаева рассказала о проведении качественных исследований в регионе и ситуации на рынке.

.Янмаева_Волгоград2— Альфия, расскажите немного о себе. Как вы пришли в профессию?

 — Я родилась и выросла в Волгограде. В 2006 году, выбирая будущую специальность мечтала стать юристом, но на вступительных экзаменах не хватило одного балла, и решила пойти учиться на специальность, на которую проходила по баллам. Это оказалась «Социология». В 2010 году закончила университет и устроилась на работу в одну из крупных социологических компаний города. Около пяти лет работала в должности менеджера отдела организации исследований. Одним из моих первых проектов, кстати, был «Экспресс» ВЦИОМ, когда он был еще на бумаге. С 2016 года занимаю должность руководителя отдела.

— Когда и как создавалась ваша компания — Институт экономических и социальных исследований в Волгограде?

Компания существует и активно работает с 1996 года, то есть более 20 лет, и как раз-таки одним из ключевых партнеров с тех пор является Всероссийский центр изучения общественного мнения.

Компания сразу определилась с направлением деятельности или это был постепенный процесс? Вы сразу занимались социологическими опросами?

— Наша организация изначально создавалась для «содействия проводимым в стране социологическим, историческим, политическим, юридическим и иным гуманитарным исследованиям». Так написано в Уставе организации. С того времени мы не меняли ни профиль деятельности, ни принципов, ни директора.

— Как долго вы работаете в компании?

Я работаю в Институте девять лет, и последние четыре года в должности руководителя отдела.

— Какими видами исследований в большей степени вы занимаетесь: организация количественных опросов, качественных исследований, какова их тематика?

Мы занимаемся и количественными, и качественными исследованиями. Основное направление, безусловно, это количественные исследования, есть фарм-направление, маркетинг, политические, социально-политические.

В плане методик — от тайного посетителя до уличного опроса, квартирного, онлайн-панели, то, что мы достаточно часто сейчас стали практиковать. Последние несколько лет по фарм-направлению — это онлайн-ссылки для врачей. Мы осваиваем новые методики и технологии в проведении опросов вместе с нашими партнерами.

— Давайте поговорим теперь подробнее о качественных исследованиях. Как давно вы занимаетесь качественными исследованиями? Я имею в виду фокус-группы, экспертные интервью, глубинные.

Фокус-группы, экспертные интервью были с самого начала, с основания компании, когда еще все было на бумаге, только на диктофонах, не было той технической поддержки, которую мы сейчас можем использовать — видеолинка, онлайн-трансляции через YouTube. Мы занимаемся этим очень давно, имеем колоссальный опыт в организации таких исследований.

— А кто проводит отбор потенциальных участников фокус-групп, экспертов: рекрутер, оператор колл-центра или менеджер, у вас кто этим занимается в компании?

Наша компания региональная, она не такая большая, разумеется, как московская, и зачастую именно качественным направлением занимаюсь я как руководитель отдела, курирую проект. У нас есть рекрутер, который занимается сбором групп или организацией глубинных интервью. Мы работаем в тандеме.

— Какие методы рекрута участников в качественных исследованиях используются? Их же несколько, какие вы используете, когда рекрутируете респондентов?

В первую очередь это «снежный ком». Второй метод — это онлайн-поиск, если это не запрещено заказчиком. Третий метод — списки ранее опрошенных респондентов, которые мы ведем по ряду проектов. Если у респондента ничего не изменилось, мы можем пригласить его на группу. Плюс база контактов респондентов за 20 лет организации фокус-групп, которая постоянно пополняется.

— Если взять одно исследование, в рамках него вы комбинируете методы рекрута, поиска участников фокус-группы, экспертов?

Конечно. Например, у нас был проект достаточно давно, это были беременные женщины на определенных сроках, достаточно сложная целевая аудитория, просто так «снежным комом» их найти очень сложно. У нас был запущен рекрут через знакомых, плюс мы выходили в точки сбора целевой аудитории, то есть женские консультации, и в реальном времени рекрутировали таких респонденток.

— В таких исследованиях, где применяется комбинация методов отбора потенциальных участников фокус-группы или экспертов, какова конверсия?

Сложно сказать. То есть чаще, конечно, бывают проекты, по которым достаточно «снежного кома», но, безусловно, проекты разные, темы бывают достаточно сложные, и здесь однозначного ответа нет.

— По вашему опыту, какой метод поиска потенциальных респондентов, участников наиболее результативен?

Наиболее результативен в местах присутствия целевой аудитории. Это быстрее, эффективнее и, скажем так, у нас есть выбор, то есть там мы точно можем найти тех, кто нам нужен. На втором месте это, безусловно, «снежный ком».

— Вы говорили, что используете онлайн-технологии рекрута. Можете привести пример?

Мы применяем онлайн-технологии рекрута для онлайн фокус-групп, онлайн-форумов, которые мы проводим. Здесь, скажем так, есть схожесть, в том числе со сбором обычной группы. Мы так же ищем людей, подходящих по критериям. Единственное, что здесь мы уже оговариваем: человек должен владеть компьютером, необходимой техникой. Есть проекты, которые требуют именно стационарного компьютера, что сейчас не у всех есть, люди более мобильны.

Но в методах поиска, если честно, я не вижу особой разницы, только то, что сама специфика аудитории другая, которая нам нужна. И если не запрещено заказчиком, еще раз оговорюсь, это онлайн-поиск, то есть мы выкладываем посты и ищем подходящую нам целевую аудиторию.

— Результаты поиска участников фокус-групп, экспертов у вас накапливаются, фиксируются в какую-то базу данных?

Да, мы ведем свою собственную базу респондентов, которые принимали участие в фокус-группах. Во-первых, это нужно для нашей дальнейшей работы, использования данных. Во-вторых, для контроля, чтобы мы могли ориентироваться, кому мы сейчас можем звонить, кому еще нет.

— В каком формате эта база данных у вас ведется: Excel, SPSS или это специальная программа?

Это Excel — обычная программа, мы ее используем.

— Обмениваетесь ли вы данными о неблагонадежных рекрутерах, респондентах с коллегами из своего региона?

Единственный пример, несколько лет назад у нас был неблагонадежный интервьюер и мы сообщили об этом коллегам в регионе.

— Как вы считаете, наличие специальной программы облегчило бы работу по контролю за качеством рекрута участников фокус-групп, экспертов?

Хорошо написанная программа, конечно, облегчила бы.

— При проведении фокус-групп какое оборудование вы используете? Как осуществляете трансляцию фокус-группы?

Мы обеспечиваем видеолинк. У нас есть как сама фокус-групповая, так и клиентская, позволяющая наблюдать за ходом группы клиентам, если они присутствуют. Комната полностью оборудована согласно техническим требованиям, которые есть сейчас к организации групп.

— Как вы контролируете результаты поиска, рекрута: по скрининговой анкете или есть какие-то дополнительные контрольные процедуры?

Основное, безусловно, это техническое задание и скрининговая анкета, которая заполняется либо самим рекрутером, либо респондентом, потому что, как я уже говорила, по телефону могут говорить одно, а пока он дошел до нас, он изменил мнение. Плюс личный контакт, помогающий выявлять «профессиональных респондентов». К сожалению, такие случаи тоже встречаются.

— А как вы боретесь с этим? Такие людьми, по сути дела, приходят, чтобы заработать на фокус-группах?

У нас рекрутом занимаются один-два человека, то есть это люди, через которых проходят все проекты. В рамках нашей организации мы можем отследить этот момент. Плюс, наверное, по поведению можем также судить — если человек никогда не участвовал или участвует крайне редко, он ведет себя определенным образом, если человек участвует регулярно, начинаются какие-то лишние, неуместные вопросы, видно, что этот человек гораздо больше посвящен, скажем так, во всю систему.

— Как вы оцениваете работу ВЦИОМ в качестве организатора качественных исследований?

Честно и объективно, нам нравится работать с вашей организацией, потому что, во-первых, это многолетний опыт, очень квалифицированные специалисты, которые непосредственно запускают проекты, что очень важно. Могу отметить профессионализм, качество предоставляемого технического задания, зачастую все детально разработано. Единственное, что не совсем нравится — это очень сжатые сроки.

— Хватает ли вам обратной связи при организации фокус-групп? Если иметь в виду, что мы в сжатые сроки проводим исследования, то эта быстрая коммуникация просто необходима.

Менеджеры ВЦИОМ всегда на связи, всегда оперативно отвечают на письма, и на мобильные телефоны всегда можно дозвониться и решить вопрос.

— Как вы оцениваете ситуацию с качеством рекрута участников фокус-групп вообще в отрасли?

О качестве рекрута очень сложно судить. По опыту работы наших модераторов в других регионах, плохой рекрут, безусловно, встречается. Не могу сказать, что это в значительных масштабах. Скорее всего, причина в сжатых сроках, не успевают найти подходящих по критериям респондентов. Все равно коллеги стараются, мы постоянно общаемся, поддерживаем связь, делимся лайфхаками, как раз-таки методами выявления плохого респондента, то есть кто как проводит, что использует, с какими проблемами сталкивается, как их решает.

— Если говорить о ваших заказчиках, вы не только со ВЦИОМ работаете, то со стороны заказчиков проводится какой-то контроль рекрута, какие методы применяются?

Осуществляется контроль модератором, который приезжает. По ряду проектов в маркетинговом направлении у нас было буквально десять минут, когда модератор общался просто в свободной беседе с респондентами и по итогам этой беседы он мог заменить участников. Это часть качественного контроля. Также это отправка сканов скринеров и персональных согласий. Предварительное согласование участников с заказчиком.

Какие у вас планы на будущее, поделитесь, пожалуйста?

Мы планируем продолжать работать, развиваться, несмотря на все сложности, которые сейчас есть в отрасли и изменения, которые происходят. Мы планируем осваивать новые направления, новые методы исследований. Уже сейчас мы расширяем техническую базу, чтобы иметь возможность одновременно организовывать поля не только в Волгограде, но и в иных регионах. В планах также развитие CATI-направления.

Evseeva2Евсеева Снежана, директор по развитию партнерской сети ВЦИОМ:

«С Фондом «Институт экономических и социальных исследований» мы работаем более 15 лет. По всем полевым проектам в данном регионе сотрудничаем именно с ними. При запуске проектов уверены, что все будет сделано качественно, в срок, на высоком профессиональном уровне. В 2019 году во ВЦИОМ был согласован список якорных партнеров/регионов для проведения качественных исследований. Параметры отбора: интерес заказчика, наличие в регионе города-миллионника, наличие инфраструктуры для проведения фокус-групп и, естественно, высокое качество работы партнера. Фонд вошел в этот список».

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.