Хедлайнер Грушинской конференции: о социологическом образовании

В преддверии Грушинской конференции организаторы по традиции беседуют с ее хедлайнерами.  Открывает серию интервью член Программного комитета конференции, д.э.н., профессор, руководитель факультета социальных наук НИУ ВШЭ Александр Юльевич Чепуренко.

Чепуренко.pngАлександр Юльевич, основатель социологии Огюст Конт считал, что социология – единственная наука, позволяющая понять, как личность трансформируется под воздействием социума. Конт возлагал на социологов огромные надежды, предполагая, что они станут преобразователями общества. Как Вы считаете, насколько оправдались его чаяния? Какова роль социолога в современном мире?

Конту было легче. На сегодняшний день социологии в понимании того, как личность трансформируется под влиянием общества, «помогают» также науки о поведении. А сама социология, в свою очередь, помогает ряду других наук – экономике в понимании укорененности экономического действия, праву – в понимании роли институциональных факторов в выстраивании правоотношений и правоприменения и т.д. Преобразователями общества, социологи, несомненно, являются – но в основном не непосредственно, как «агитаторы и главари», а косвенно – через распространение знаний об обществе и особенностях его функционирования, т.е. через воздействие на саморефлексию обществом самого себя.

Ваша секция посвящена проблемам социологического образования. Сегодня во всех сферах образования наблюдается кризис: компьютеризация и развитие технологических рынков приводит к тому, что стандарты Минобрнауки устаревают до момента их воплощения. Чем именно проблематично социологическое образование в этом контексте?

Кризис – это хорошо, это момент развития. Хуже было бы отсутствие кризисов и погружение в спячку. Перед социологическим образованием стоят 3 группы больших задач: связанных с изменением рынков, на которые выходят выпускники (необходимость серьезной достройки образовательных программ элементами, дающими навыки проектной работы, machine learning и т.п.), с изменением образовательных технологий (открытые онлайн-курсы, возможность доступа к учебной и справочной литературе и эмпирическим данным онлайн и т.п.) и с изменением образовательного запроса студентов и общества. Эти проблемы стоят и перед другими направлениями образования, но у социологов есть конкурентное преимущество, заключающееся в том, что их ремесло позволяет им  видеть эти проблемы раньше, глубже и более системно — в контексте глобальных процессов, происходящих в мире.

Тематика профстандарта социолога не первый раз поднимается на Грушинской конференции. Вы входите в число его ключевых разработчиков. Расскажите, какие преграды сегодня стоят на этом пути? Что именно будет обсуждаться в этот раз на Грушинской конференции по этой теме? Каких результатов ожидаете?

Основных преград – две. Первая – это постоянное развитие и усложнение системы правил и числа структур, включенных в процесс экспертизы и согласования профстандартов. Только вы решите, что уже прошли определенную часть пути – как выясняется, что вышел новый нормативный документ, согласно которому появились новые элементы системы «согласования и охвата». Второе: извечный спор относительно того,  являются ли маркетинговые исследования частью профессии маркетолога, или – относительно самостоятельным блоком, требующим особых компетенций и связанным с выполнением специфических трудовых функций и действий, которые ближе к профессии социолога. Вот с этими двумя проблемами и боремся, с переменным успехом. На конференции отчитаемся о проделанном и поговорим о том, как профстандарт может повлиять на ситуацию в отрасли в части требований к квалификации работников и т.д.

ВЦИОМ недавно опубликовал перевод книги Дж. Гэллапа и С. Рэя  «Пульс демократии. Как работают опросы общественного мнения», это библия полстеров, в которой практически нет упоминаний социологов-классиков. Как Вы думаете, читал ли Гэллап социологов-классиков. Важна ли классическая социология для полстеров?    И главное: должны ли полстеры и социологи быть отдельными профессиями?

Я не знаю, читал ли Гэллап социологов-классиков – надо спросить у Б. Докторова, он наверняка знает 🙂  Но я убежден, что полстерам нужно знакомство с основными положениями социологической теории, как классической, так и современной, потому что иначе невозможно адекватным образом строить объяснительные модели, начиная то или иное исследование. Я уже не говорю о том, что полстеры должны ведь и каким-то образом интерпретировать полученные результаты. Или мы строим их на основе социологических больших теорий и теорий среднего уровня, или занимаемся просто шаманством. При этом, конечно, профессии это разные —  ну примерно как у физика твердого тела и инженера-строителя. Но если инженер-строитель не знает основ физики твердого тела (и еще многих др. разделов физики и механики). то хорошим инженером он едва ли будет. Возможно, в отдаленном будущем нейросети будут самообучаться умению не только проводить математический анализ больших данных, но и объяснять полученные на его основе результаты, но пока это приходится делать все же полстерам.

Большое спасибо, Александр Юльевич, ждем интересных и важных для индустрии мероприятий на конференции!

*Рубрику ведет Виктория Силаева
к.ф.н., доцент, редактор журнала «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены»

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.