Библия социологов на русском

14 ноября в День социолога в Музее современной истории состоялась презентация книги «Пульс Демократии. Как работают опросы общественного мнения» Джорджа Гэллапа, которую называют Библией социологов. Книгу представили генеральный директор ВЦИОМ Валерий Фёдоров, научный редактор перевода Николай Попов, переводчик Виктория Силаева и выпускающий редактор книги Анна Кулешова.

Для кого эта книга?

Для всех, кто хочет понимать, как работают опросы общественного мнения, как они изменили мир, и почему опросы не только способствуют исследованию демократических процессов, но сама демократия неотделима от изучения общественного мнения.

От идеи к реализации: как появился перевод книги?

circle (8)Анна Кулешова, выпускающий редактор книги: Появление перевода «Пульс демократии» связано с простой, но важной мыслью: мы ничего не можем понять, если нет возможности сравнить; чтобы проводить опросы самим, важно знать, как делали опросы другие, как они делались до нас. Инициатором перевода стал Валерий Федоров, генеральный директор ВЦИОМ, задавшийся вопросом, почему ни Гэллапа, ни кого-либо из первопроходцев опросной индустрии нельзя прочитать на русском. Ведь из-за этого история опросов в нашей стране имеет тенденцию быть вырванной из мирового контекста.

Во многом в принятии решения о выборе материала для перевода помогли работы Бориса Зусмановича Докторова, почетного доктора Института социологии РАН, перекинувшие мост между зарубежным и отечественным опытом, создав почву для рефлексии в сообществе российских полстеров.

Из всех книг, важных для перевода, «Пульс демократии» оказался важен бесконечно. Это азбука опросной индустрии. Восемьдесят лет, отделяющие нас от главной работы Гэллапа, не умалили ни ее исторического значения, ни научных достоинств данного труда. Но случалось ли Вам, дорогой читатель, встречаться с ситуацией, чтобы днем с огнем не найти в библиотеках и магазинах мира азбуку обыкновенную?.. Так было у нас. Зимой мы начали готовиться к переводу, искать подлинник «Пульса демократии». Его не было в российских книгохранилищах, не было в библиотеке конгресса США и Национальной библиотеке Франции. От правообладателя (Simon & Schuster) получили очень грустное и глубоко вежливое письмо с заверением, что права на перевод нам могут передать, но оригинала книги у них нет, переводить не с чего. Пропустим хронику невезения, скажем только, что мы решились искать «Пульс демократии» в букинистических магазинах и на книжных развалах, у друзей и знакомых, используя мощности социальных сетей и широкие международные научные связи. Даже отважились постучаться в дом, где хозяева собирали частную коллекцию раритетных изданий, но они дали нам от ворот поворот, так и не став героями этой истории.

Нам достался украденный экземпляр из библиотеки Висконсинского университета (США). Библиотечная карточка указывала, что книгу читали четыре раза. В последний раз – в 1979 году. Мы бодрились, вспоминали статьи и беседы, в которых упоминался «Пульс демократии», вдохновляли себя их мотивами, оживляли в памяти образчики и цитаты, но… Боялись, что выдаем желаемое за факт. Ведь не могло случиться такого с книгой отца-основателя, с первопроходцем мира мнений, как метко сказал о Гэллапе Борис Докторов. Хуже оказалось прочувствование того, насколько губительно время. Оно разъело текст. Не бумагу, не краску, оно ампутировало смыслы, лишив понимания прочитанного. Для нас не было почти ничего узнаваемого и значительного в описываемой повседневности Америки конца 1930-х годов, аллегоричный и образный язык терялся. Почему-то не сразу пришло в голову, что работа будет идти преимущественно даже не над социологическим материалом, но придется восстанавливать текст в его историческом контексте. Почти триста примечаний дала переводчик ВЦИОМ Виктория Силаева, чтобы «Пульс демократии» читался легко и понимался адекватно.

Потом был этап многократного редактирования и перечитывания книги. Чтобы передать динамику повествования, литературный редактор, Вера Пешкова, сотрудник Института социологии РАН, порою билась над фразой сутками, пока не достигала совершенства, тождественности звучания и смысла. Потом книгу вычитывала Анна Кокарева, редактор отдела политической науки ИНИОН РАН. Она смотрела на нее глазами политолога, указывая на сложные для понимания моменты, казавшиеся нам, социологам, очевидными.

Бесценна была помощь научного редактора перевода, Николая Попова, эксперта ВЦИОМ, работавшего в свое время в Институте США и Канады АН СССР, лично знавшего Дж. Гэллапа. Благодаря его участию настоящее издание обрело буквальность и точность. Единственный момент, оставленный без комментария – фраза Гэллапа про Моссовет и Сталина; мы сохранили видение Гэллапа, пусть даже оно идёт вразрез с некоторыми историческими фактами. Такие ошибки тоже имеют ценность для внимательных и вдумчивых читателей.

К работе над обложкой была приглашена коллажист Нина Фрейман, чьи работы выставлялись в галереях «Estudio Tigomigo» и «Terrassa» в Барселоне. Для оформления настоящего издания использованы фотографии из журнала «Америка», которые печатались в США для советских читателей. В центре композиции – Джоржд Гэллап. Нина Фрейман вручную, без фотошопа, колдовала над хрупкими и тлеющими изображениями, стараясь через их подлинность передать дух и маркеры эпохи, погрузив читателей в толщу воспоминаний, ассоциаций и образов.

Что ж, позвольте поделиться восхищением. Мы зачитывались, удивлялись, впечатлялись, понимали, пропадали в тексте Гэллапа, старались думать, как автор. Стремились, чтобы книга читалась легко, не оказалась серой или неточной. Все вместе достигали одной цели — дать этому важному труду второе рождение. Мы верим, что настоящий перевод чрезвычайно полезен, закроет многие пустоты, способствуя более целостному пониманию истории, событий ХХ века, сути опросов общественного мнения и ценности голоса каждого человека. Как у нас получилось – судить Вам, уважаемый читатель, а мы искренне благодарим за внимание, уделенное настоящему изданию.

Почему именно Дж.Гэллап?

oooo.plus_956Валерий Федоров, гендиректор ВЦИОМ: До определенного момента развития человечества для того, чтобы понять, куда дует ветер, необязательно было иметь специальные измерительные приборы. Однако со временем человеческие общества становились настолько сложными, разнообразными, проблемными, что так называемые «соломенные» (ненаучные) опросы перестали давать удовлетворительную точность.

1936 год – год рождения научных опросов. Джордж Гэллап, разработавший выборочный подход к общественному мнению, впервые во весь голос сказал, что только такого рода опросы могут измерять общественные мнения. Именно тогда журнал Literary digest, который с помощью анкеты опросил большое число людей, не смог правильно предсказать победителя американских выборов, а Джордж Гэллап смог. Вот именно это событие и породило увлечение, моду, стало первым толчком для создания американской, затем европейской и наконец мировой индустрии изучения общественного мнения.

Видео с торжественной презентации перевода книги вы можете посмотреть на нашем официальном канале  — https://www.youtube.com/channel/UCj07rPDeDBUwGLhxib2grFg

Прочитать первую главу книги – в журнале «Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные перемены» (№5. 2017)

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.