Свет науки

ВЦИОМ активно поддерживает научную деятельность своих сотрудников. Мы побеседовали с Анной Кулешовой, ответственным редактором журнала «Мониторинг», познакомились ближе и узнали в чем заключается работа Совета по этике АНРИ, какие этические вопросы актуальны для российской науки, а также об особенностях работы с иностранными коллегами.

circle (8)

Вы окончили факультет журналистики РГГУ, начинали специалистом отдела маркетинга и PR телеканала «Культура», а после поступили в аспирантуру социологического факультета. Как вы выбрали такой путь?

Очень хотелось сделать мир объяснимым. Понятно, что психику человека, семейные истории людей, гендерные нормы, жизненные траектории и прочее определяет во многом именно общество. Но как понять само это общество?

В своей диссертационной работе вы писали о связи ценностных приоритетов и культурных тезаурусов современных подростков. Почему вы выбрали именно эту тему?

Тоже из любопытства 🙂 Интересно знать про культурные коды и ценности, про то, как уловить неуловимое и алгоритмизировать анализ тезаурусов. Занимали вопросы, например, о том, где заканчиваются слова и начинается понимание, как можно «зацепить» ценностное ядро человека и узнать, какой он (не мнение человека по тому или иному вопросу, а его сущность), а также, что влияет на выбор жизненного пути, как делается этот выбор…

Подростковый возраст интересен был тем, что он о переходном состоянии, о превращении ребенка во взрослого человека. Это же почти про гусеницу и бабочку история! Что остается в человеке от ребенка после того, как он вырос? Почему неизменным остается одно, а не другое? Что играет решающую роль в становлении человека – личность или социальное окружение?

Вы являетесь председателем Совета по этике АНРИ. Расскажите, в чем заключается его работа?

В первую очередь данная деятельность нацелена на оздоровление ситуации в сфере научных публикаций. За десять лет работы, с одной стороны, мне до отчаяния надоело сталкиваться с плагиатом, фабрикациями, фальсификациями. Согласитесь, глупо на такое жизнь тратить. А с другой – не понаслышке узнала, насколько часто бывают не защищены авторы (и в российской научной среде, и в зарубежной), оказываясь жертвами недобросовестного поведения со стороны редакций, других авторов, издателей… Появилось непреодолимое желание одновременно защитить и науку, и учёных.

Какие актуальные этические проблемы вы можете отметить в российской науке?

Самая большая проблема сегодня связана с тем, что добросовестное поведение в научной сфере оказывается попросту нецелесообразным. В такой ситуации не удивительно, что нормализовались девиантные практики: ложь стала нормой, и наука, как вид деятельности, в ряде сегментов превратилась в фантасмагорию.

Проблемой также стал общий низкий уровень культуры учёных. Многие симулируют науку, в итоге мы имеем род деятельности, далёкий от научных ценностей и приоритетов.

Третья проблема заключается в том, что мошенники используют несовершенство системы поощрений за научную деятельность для получения выгоды. Поскольку при надбавках за работу такого плана учитываются формальные показатели (количество статей, цитирование и т.д), а не качество, имеют место манипуляции с накруткой наукометрических показателей: искусственное повышение индекса Хирша, участие в преступных сговорах с целью повышения цитирования. Для этого создаются «издания-хищники», публикующие за деньги тексты любого качества, а также разрабатываются системы, которые не позволяют системе Антиплагиат обнаруживать недобросовестные заимствования. Отсюда фиктивные диссертации, неэтичные публикации, академические банды, недобросовестные посредники и многие другие беды.

Вы также занимались развитием международных контактов в области научных журналов и ассистировали зарубежным учёным, проводившим исследования в России. С какими трудностями приходилось сталкиваться, работая с иностранными коллегами?

Мне, наверное, очень повезло с коллегами, особых трудностей не помню, было много занятных моментов, касающихся разницы культур, норм и практик. Первая экспедиция вообще запомнилась тем, что мне пришлось корейских профессоров учить водить автомобиль на механической коробке передач (передвигались в поездке на моем автомобиле, важно было время от времени сменяться за рулём). Оказалось, что в Корее все машины только на автомате. Так что пришлось социологическую экспедицию начинать с уроков вождения.

И ещё пример. Однажды я общалась с семидесятилетним коллегой из Азии и восхитилась его умением хорошо и быстро запоминать русские слова, он ответил мне, что в этом нет ничего удивительного. У него возраст осознанности, спокойствия и памяти, а у меня (мне тогда было около тридцати лет) – возраст хлопот, суетности и распылённого внимания.

asia

Работа ответственным редактором журнала и должность председателя Совета по этике отнимают много времени и сил. Чем вы занимаетесь, когда появляется свободное время?

Пытаюсь воспитывать трёх детей и одну собаку, общаюсь с друзьями, занимаюсь бальными танцами, читаю, пишу, слушаю музыку, хожу в театры, путешествую.

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.